Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

альтернативы


Кстати, боюсь, что победи ГКЧП - уже к концу 1991 года премьер-министром СССР они назначили бы Е.Т.Гайдара.

И долго после этого интеллигенция спорила бы - этически уместно ли было Гайдару соглашаться лущить старушек под крылом советских пиночетов.

если бы начальником был я


На мой вкус, идеальным главой Росмолодежи или как там это называется, - мог бы стать Евгений Максимович Примаков.

И вообще, нет ничего гнуснее и гаже этого культа обязательной молодости.

Мне близки представления о возрасте из СССР 1970-х. "Молодой человек" - значит, ему лет 40. "Уважаемый руководитель" - 70-75.

Цивилизованная потому что была страна.

А молодость - это варварство.

насчет Власова


Власов, конечно, будет канонизирован в ближайшем будущем. Собственно, это случится после смерти Российской Федерации (символической) и последних ветеранов войны (физической).

Ведь что он такое?

Власов, как и Сталин, - это языческое божество, культ которого связан с социальным прогрессом русского народа. Не русского народа как культурной общности имени Пушкина и Льва Толстого, а нового племени "русских".

Божество "Сталин" призвано было освятить собой переход от традиционной (архаической, деревенской) культуры - к первичной цивилизации. К положению горожанина, рабочего, солдата, партработника, вохровца (ну а ныне - люмпена).

"Власов" же очевидным образом должен стать божком, культовая миссия которого - в переходе от люмпенства к полноценному квазиевропейскому мещанству. "Пиво, колбаса, уютный домик и садик с розочками". "Жить по-человечески, как нормальные люди в нормальных странах".

В этом смысле очевидно, что поклонники Власова - это бывшие поклонники Сталина, перешедшие на следующий уровень развития.

Что же до моральных, скажем так, аспектов дела, то они, во-первых, и так понятны, а во-вторых, история вообще так устроена, что прогресс и развитие одних всегда оплачивается кровью других.

Ничего нового.

очень коротко


Боно, Шевчук, "Единая Россия", Химкинский лес, Якеменко...

Кто хочет понять, "что же будет с родиной и с нами" - почитайте про ЦК КПСС конца 1980-х.

Ничего другого не было, нет и не будет.

И это отчасти трагично, а отчасти - прекрасно.

забавный пост


А вот вам, кстати, интересная иллюстрация того, как на самом деле был устроен пресловутый "сталинизм" -
 
sapovich.livejournal.com/175113.html

Вот примерно так это и работало 75 лет назад.

И очень забавно видеть, что такие вещи до сих пор воспроизводятся "по чуть-чуть", но большого сюжета, в рамках которого они бы "заиграли страшным блеском" - нету.

И поэтому получается "фигня какая-то", а вовсе не - "дотянулся проклятый Сталин".

русская литература и советская власть


Но все подробности жизни Чехова в 1930-х - это мелочи по сравнению с тем, что было бы, если б Софья Андреевна бережнее относилась ко Льву Николаевичу, и не воспроизвела бы ситуацию "враги человеку - домашние его".

То есть - если бы Толстой, с его здоровым образом жизни, умер бы не в 82, а под 100, в середине 1920-х.

Я совершенно уверен, что он поддержал бы большевиков.

Толстой встречался бы с Лениным в Кремле, стал бы одним из главных живых символов Советской власти.

Нет, разумеется, он протестовал бы против жестокостей. По его просьбам большевики освобождали бы заключенных, он агитировал бы Ильича за полную отмену смертной казни навсегда, на что получал бы хитрое: "вот уже совсем-совсем скоро, Лев Николаевич, это я вам лично обещаю..."

Но - думаю, что Толстой протестовал бы против жестокости Гражданской войны как таковой, в принципе.

И - Ленин казался бы ему в тысячу раз более перспективным с точки зрения дальнейшего умиротворения, нежели Колчак, Деникин и Ко, типажи которых он хорошо знал всю жизнь.

Все это - и про Толстого, и про Чехова - вовсе не случайность, и не издевательство с моей стороны.

Что такое вообще была Советская власть?

Советская власть - это великая русская литература, которая пришла к власти, стала руководить государственным аппаратом принуждения и сатанински переродилась на этой почве.

По сути, был поставлен эксперимент.

Что будет, если все ценности и "идеалы" великой русской литературы последовательно материализовать, но только не добровольно, а принудительно? А вот и будет СССР.

СССР родился от русской литературы, пусть это и оказался ребенок в стиле героев Стивена Кинга.

И потому классики, особенно на первых порах, или ненадолго, или в старости, или от желания увидеть то, что хочется увидеть, - просто обязаны были полюбить живое государственное следствие своих текстов, пусть и такое, франкенштейнообразное.

Подумайте, почему Солженицын, ТАК воевавший с КГБ СССР, принял и признал, пусть и с оговорками, путинскую Россию 2000-х?

Вы увидите то же самое.

Чехов в СССР


Представим себе, что Чехов прожил бы не 44, а умер где-то под 80. Что было бы?

А очень хорошо видно, что было бы.

Невозможно представить себе Чехова - нищим эмигрантским стариком.

Невозможно представить себе Чехова - "жертвой тоталитарного режима".

Зато я почему-то совершенно ясно представляю себе А.П.Ч., этакого бодрого старичка в пенснэ, слегка похожего на М.И.Калинина, который в 1930-е вместе с Горьким инспектирует Соловки, едет на Беломорканал...

А потом - "беседа корреспондента Известий с товарищем Чеховым".

И товарищ Чехов говорит нечто вроде следующего: вам хорошо известно, что когда-то я написал книгу "Остров Сахалин". В те годы царское правительство беспощадно эксплуатировало заключенных, обрекая их на рабские условия жизни и труда. Но теперь, на заре советского строя, даже заключенные могут чувствовать себя подлинно свободными людьми, трудом воспитывая в себе... ну и т.д.

То есть "доктор Чехов", вместе с "пролетарским писателем Максимом Горьким", академиком Павловым, "дядей Гиляем", Станиславским и Немировичем-Данченко и проч., стал бы одним из культурных столпов сталинизма. Символом "лучшего, что было до восстания трудящихся", с одной стороны, - и "связи времен" и "возвращения нормальной жизни", с другой.

Скорее всего, он уехал бы в Берлин вскоре после революции. А потом - вернулся бы. И - см. выше.

Ну а потом, через много лет, прогрессивные публицисты доказывали бы в "Литературной газете", что доктор Чехов на самом деле писал сердитые письма Сталину с неприятными вопросами, Чехову не нравились массовые расстрелы, Чехов вовсе не подписывал обращение с просьбой расстрелять бешеных собак - троцкистско-фашистских шпионов и террористов, его за Чехова подписал литературный секретарь, Чехова приходилось контролировать целому отряду НКВД-шников, замаскированных под прислугу, и далее, далее, далее в том же духе.

Все это, разумеется, не значит, что я пытаюсь "опорочить" или "посмеяться".

Я действительно вижу эту картинку, и только.

напомнило

                             
В принципе, уже ради одного этого стоило ликвидировать Советскую власть.



Кто не может понять этого, ощутить шкурой, и отбрехивается "политэкономией" и "аргументами" - тому вообще ничего не понять в жизни.

просмотр телевизора

                     
Сериал "Адмирал" больше всего похож на рекламу мыла или стирального порошка.

Смотришь - и кажется, что дамы и господа вот-вот обернутся к зрителю и хором скажут что-то вроде: - Магги для всей семьи! Прокладки Хаггис! Сок Любимый!

Больше к этому прибавить нечего. Кроме, разве что, того факта, что Хабенский - хороший актер, но характерный еврей в роли белого офицера - это все-таки, гм-гм, не того.

Сериал "Исаев" тоже похож на рекламу (Господи, почему они все снимают такую чудовищную, плоскую картинку - из дешевизны, что ли?)

Но все-таки на рекламу чуть более "серьезную". На пять копеек более осмысленно снятую, что ли. Это все равно ни разу не кино, но - по крайней мере, не вызывает такой тошноты.

А еще я тут как-то случайно включил телевизор среди ночи - а там был "Июльский дождь".

Я неоднократно смотрел его в детстве, но не худо и повторить - какое же чудесное кино.   

Там ведь, помимо киноматографических достоинств, еще и вот что происходит: СССР 1967 года, когда смотришь на него через 40 лет сквозь "Июльский дождь", кажется идиллической, райской страной.

Это именно то, что я имел в виду, когда говорил про "античность" Советского Союза. За камерой, снимающей советскую Москву, за физиками-лириками, именно здесь почему-то вовсе не пошлыми, за ветеранами, телефонными разговорами, автобусными остановками, агитаторами и - надо же, как только пропустили! - живыми ветеранами Первой Мировой из экспедиционного корпуса во Франции угадывается нечто великое, и не только масштабом, но - ласковым, тихим обаянием. 

В результате, в "советское" 1960-х влюбляешься - и это при том, что "Июльский дождь" был фильм опальный, да и вообще "мы знаем, что тогда на самом деле происходило". 

А вот оказывается, что кроме исторического "на самом деле" есть еще и другое, эстетическое "на самом деле", и на этом поле Советский Союз побеждает. И побеждает - благодаря именно тем фильмам, тем книжкам, тем вещам, которые "там и тогда" как раз ходили под подозрением.

Они, неблагонадежные, эстетически спасли и оправдали то время, когда их не признавали.

А отсюда недалеко уже и до другой важной мысли. Что главной моральной победой позднего СССР было, на самом-то деле, диссидентское движение.

Но это уже более общий сюжет.

В любом случае, новорусские картонные сериалы после этого смотреть затруднительно.

не получается

                                           
Советский диссидент Подрабинек написал в "Еженедельном журнале" очень неудачную статью вокруг обстоятельств недавнего скандала, когда бравый префект Митволь ополчился на "оскорбительную" вывеску "Антисоветской шашлычной". Суть неудачи - в неприятном и бесконечно уязвимом пассаже против советских ветеранов: 

А я – из антисоветского прошлого нашей страны, и я скажу вам вот что. В Советском Союзе кроме вас были другие ветераны, о которых вы не хотели бы ничего знать и слышать – ветераны борьбы с советской властью. С вашей властью. Они, как и некоторые из вас, боролись с нацизмом, а потом сражались против коммунистов в лесах Литвы и Западной Украины...

Нечто очень похожее было, надобно признать, и в "Архипелаге", и именно этот фрагмент, а вовсе не тошнотворная казуистика о "количестве жертв ГУЛАГа" до сих пор - самое печальное место чудесной книжки Солженицына.

Однако разговор о "ветеранах" из лесов Западной Украины, которые, к сожалению, любили резать евреев и коммунистов - неинтересен. Эти разговоры, ввиду краха советского освободительного пафоса, еще придется послушать в будущем, и чем дальше - тем больше. Неинтересно и ругать самого Подрабинека. Он человек немолодой, отсидел за свои убеждения в ссылке и в лагере. "Что есть, то есть", и Бог ему судья. Интересно другое. Вот он пишет в своей статье:

Но и Советский Союз – это совсем не та страна, которую вы изображали в школьных учебниках и своей лживой прессе. Советский Союз – это не только политруки, стахановцы, ударники коммунистического труда и космонавты. Советский Союз – это еще и крестьянские восстания, жертвы коллективизации и Голодомора, сотни тысяч невинно расстрелянных по чекистским подвалам и миллионы замученных в ГУЛАГе под звуки поганого михалковского гимна. Советский Союз – это бессрочные психушки для диссидентов, убийства из-за угла, и на бесчисленных лагерных кладбищах – безымянные могилы моих друзей-политзаключенных, не доживших до нашей свободы.

Все это правильно, хоть и барабанно-надсадно. И все это было. Но только - "не получается". Будь все так, и только так, Советский Союз можно было бы механически приравнять к Гитлеру, приравнять к любой африканской и азиатской сатрапии а ля Иди Амин или Сухарто, который тоже убил миллион человек в середине 1960-х, к Древнему Египту, в конце концов, и на том успокоиться. Но "душераздирающая", как сказал бы ослик Иа-Иа, особенность советской крови в том, что на этой бесконечной крови строилось общественное благо, а не приумножалось частное - диктатора, императора, фараона, как то всегда было в мировой истории с рабовладельческими и кровожадными властями. В результате "деятельности" СССР Подрабинек не погиб в Освенциме, и даже не прожил всю жизнь в местечке ремесленником или портным, но - сделался европейским человеком и диссидентом, именно в рамках советской истории сделался человеком цивилизованным настолько, чтобы возненавидеть эту советскую историю и эту цивилизаторскую миссию, которая была оплачена такой потусторонней ценой. 

Я не знаю, что делать с этой коллизией. Я даже не знаю, как быть с тем, что все мыслимые варианты русского двадцатого века, в которых нет Сталина, нет революции 1929 года и пирамиды из крестьянских (вар. - интеллигентских) трупов - ведут к тому, что в 1941-м Россия стала бы легкодоступной хлебной, нефтяной и человекоресурсной базой для г-на Гитлера.

Я правда не знаю, как быть со всем этим. Но, к сожалению, просто занять единственно возможную этически позицию абсолютного отрицания "реального" СССР - не получается.