Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

как не спиться

                                      
На самом деле, спасительный рецепт от алкоголизма очень прост. Примитивно прост и состоит всего лишь из двух пунктов. 

Сформулировать их можно, поняв, чем алкоголические северные народы (русские, скандинавы, etc.) отличаются от правильно пьющих южных народов (евреи, грузины, итальянцы, etc).

Итак, чтобы не спиться и не стать алкоголиком, нужно: 

1. ЛЮБИТЬ ПИТЬ. 

Да-да, нужно именно любить алкоголь. Любить процесс, а не результат, вкус, а не эффект, пить медленно и смакуя, пить весело и с удовольствием, пить с женщинами и родителями, пить именно потому, что хочется выпить вкусного алкоголя, а не "жизнь мрачна и потому пойду-ка я нажрусь один или с мужиками". Это - самое главное. 

Ну и - 

2. ПИТЬ ВИНО. 

Вино, а не водку и виски. Именно вино пьют народы, которые не спиваются, в отличие от народов-алкоголиков, которые кушают крепкое. 

Вот и все.    

1989 - 2009

                                             
Забавно и странно: мне кажется, что мои детские годы Багрова-внука, лет этак с 10 и до 18-19, прошли в совершенно ином мире, мире, который был ближе к, например, 1917-му, нежели 2009-му.

А ведь всего-то прошло лет 15. Да и мне самому - 30. Ан нет. "Вечность".

Я еще стучал вовсю на пишущей машинке. Четыре копии, и все, и этого достаточно, как сказал классик.

В качестве тех. прогресса меня мучали в школе какими-то компьютерными языками - бейсиками и фортранами, что это такое вообще?

Каждые выходные - в судорожной толкотне, истерической попытке протолкнуться, хоть одним глазком взглянуть на "родной пласт" любимого артиста на филофоническом рынке Горбушки.

Газеты. Газеты! Вроде они и посейчас имеются, но уже как-то не верится. "Не то". Все мое детство я обожал газеты. "Ходил на станцию за газетой". А потом и работал в них.

Телевизор. Там - не Гарик какой-то там снимает штаны, а - заседание Съезда народных депутатов. До сих пор помню, что Сахаров, умирая, сказал - "Завтра снова бой".

Телевизор в детстве был Источником Последней Правды. Как и журнал "Огонек, впрочем.

Новые времена начались с того, что учитель в школе, зло улыбаясь, сказал: Ленин был немецкий шпион. И еще назвал фамилию - Парвус.

Советские акустические гитары. Шиховские, что ли. Жизнь, полная событиями вроде - "ездил переписать кассету с квартирником БГ".

Когда я увидел в ларьке "Союзпечати" первую книжку-брошюрку про "Битлз", то чуть не упал в обморок. У меня даже нашлись в кармане 40, что ли, копеек на нее. Руки дрожали, сердце колотилось.

Серия пластинок "Архив популярной музыки", тоже начала выходить около 1989-го. Там уже были и "Стоунз", и Фогерти, и Моррисон.

Видемагнитофон. В огромной, как тогда казалось, коробке. Привезенный, разумеется. Фантастическая машина.

Видеосалон. Помню, что смотрел там в первый раз Once Upon A Time In America, и больше всего меня поразила откровенная сцена на крыше.

Дядя Федя Черенков, в детстве - мой любимый футболист. Говорят, в промежутках между матчами он полеживал в психушках.

Тихонов, тренер сборной СССР по хоккею, улыбается. Камера показывает его улыбку крупным планов, и понятно, что если Тихонов улыбнулся, то все. Мы выиграли с очень крупным счетом.

Развалины Екатерининского монастыря, позднее Сухановской тюрьмы НКВД, позднее школы ГУВД, где, совершенно как в каких-то чужих мемуарах, "мы по ночам лазили с мальчишками". Можно ли, глядя на меня, подумать, что я мог где-то лазить с мальчишками? А ведь было, и это было.

Да хоть бы одно отсутствие телефонов и интернета - как вообще? Каким образом? А вот как-то все получалось.

Письма - бумажные. Старательно писал любимой девушке в Европу. И другой любимой девушке - в Америку.

Прага без визы и на поезде.

Портвейн. Портвейн. И еще раз портвейн. И спирт. И "винный напиток".

Мне и моему другу Пете было страшно сказать сколько лет, когда мы по утрам, перед школой, выходили из метро "Университет", покупали на толкучем рынке у старухи бутылку водки, шли на пустырь, теперь, верно, застроенный, какими-нибудь боулингами и торговыми центрами - и выпивали эту политру из горла, не закусывая, скорбно и торжественно.  

Ну и талоны, конечно. Их отрезали ножницами, а потом уж я шел отоваривать. Странно, почему между 1917-м и 1990-м исчезло слово "хвосты"? Тогда были уже только "очереди". Прекрасное слово - хвосты, и скоро оно нам снова понадобится.
 
Даже и знаю, хорошо ли это - что мы так скоро вернемся обратно "туда". В разруху. В стихийность.

Не раз еще "поплачем", наверное.