Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

опять то же самое


Все эти истории одинаковы: русские гопнички в алко-нарко-диско-улично-подворотенных обстоятельствах ссорятся с нерусскими гопничками.

Выясняется, однако, что нерусские гопнички то лучше подготовлены, то вооружены, то пришли вдесятером и т.п.

То есть одни звери с точки зрения зверских и стадных инстинктов/приемов сильнее других.

Однако, если те, первые - в какой-то момент станут частью государственного аппарата, то вторым будет кисло.

И нам всем заодно.

приходится так


Читая толковый, обстоятельный текст Олеси Герасименко на "Слоне" по делу Тихонова-Хасис (посмотрите; хотя, конечно, лучше всех об этом деле писала все равно Латынина), я с тоской подумал о том, что никакой "третьей отстраненной позиции" занять тут не получается.

В глобальном, разумеется, смысле, а не в смысле этих конкретных убийц: все равно здесь всегда будут "наши" и "aliens".

"Наши", при всем их различии: Тельман, Баадер-Майнхоф, Василий Кононов, Иван Костолом, матрос какой-нибудь "Железняк", и даже - и даже! - МГБ на Западной Украине конца 1940-х - это все равно условные силы добра.

И aliens, у которых болит национальное.

То есть никуда не денешься от сурового такого "антифашизма", от чувства глубокой - я не шучу - благодарности к так называемым красным скинхэдам.

И это мелкий, конечно, подход к проблеме, которую надо как-то "шире" почувствовать.

Но - не получается.

ад и израиль

                
Открыл френд-ленту - и сразу увидел фото, на котором красовались вместе Милитарев, иеромонах Никон Белавинец, отец Чаплин и Паук.

Ох.

Пропал Калабуховский дом.

Вообще, кто б еще пару лет назад, при живом Алексии, мог предсказать всю эту лютую веселуху с байкерами, падшими женщинами и проповедями про телепузиков. "Люди дорвались". 

Или - как там у Бродского? - "Клоуны кувалдами разносят цирк".
   
Ну и еще вот этот пост - http://bad-girls-do-it.livejournal.com/320400.html - обязательно должен увидеть Кашин.

Лосев. мое любимое.

           
Где воздух "розоват от черепицы"
где львы крылаты, между тем как птицы 
предпочитают по брусчатке пьяццы, 
как немцы иль японцы выступать, 
где кошки могут плавать, стены плакать, 
где солнце, золота с утра наляпать 
успев и окунув в лагуну локоть 
луча, решает, что пора купать, — 
ты там застрял, остался, растворился, 
перед кофейней в кресле развалился 
и затянулся, замер, раздвоился, 
уплыл колечком дыма, и — вообще 
поди поймай, когда ты там повсюду — 
то звонко тронешь чайную посуду 
церквей, то ветром пробежишь по саду, 
невозвращенец, человек в плаще, 
зека в побеге, выход в Зазеркалье 
нашел — пускай хватаются за колья, — 
исчез на перекрестке параллелей, 
не оставляя на воде следа, 
там обернулся ты буксиром утлым, 
туч перламутром над каналом мутным, 
кофейным запахом воскресным утром, 
где воскресенье завтра и всегда.